Фарес Кильзие: «Последствия нынешнего кризиса будут на порядок хуже, чем в 2009 году»

5 декабря 2014

Интервью главы группы CREON Energy по итогам Форума «Полимеры России 2014».

Новые экономические реалии неизбежно повлияют на ситуацию в отраслях промышленности, и полимерная индустрия не исключение. Наиболее чувствительный удар по статус-кво, безусловно, наносит девальвация рубля. Однако эффект ее воздействия на разных игроков будет разным, также как и последствия санкций. Тактическая задача государства – не допустить разбалансировки рынка, а стратегическая – поддержать дальнейшее развитие отрасли, обеспечив частные предприятия источниками финансирования инвестпроектов.

Российская экономика почти год живет в боевых условиях: введены международные санкции, приняты ответные меры с российской стороны, ощущается дефицит финансирования, тормозятся инвестпроекты, дешевеет нефть, дорожает валюта. Как, на Ваш взгляд, переживает этот период полимерная индустрия?

Можно выделить три различных взгляда на события в экономике со стороны игроков полимерного бизнеса. Одна группа видит большой шанс в нынешней санкционной ситуации, возможность вырваться вперед, начать производить что-то новое. Вторая группа – пессимисты. Я, например, вижу большие сложности в следующем году. Третья группа пытается из всего этого процесса извлечь выгоду, переформатировав рынок в свою пользу. Такая позиция тоже имеет право на существование, но она губительна.

Российская полимерная индустрия продолжает работать. Несмотря на осложнение ситуации в экономике, пока еще сохраняется минимальный рост промышленного производства в пищевой промышленности и упаковке, где активно используется полимерная продукция. Среди населения остается довольно высокий уровень потребления. Однако дефицит заемных средств уже заметен, что сказывается на реализации инвестпроектов. Рост валютных курсов также заставляет откладывать приобретение импортного оборудования, без которого сегодня никакое расширение производств невозможно. Но итоги падения в нефтехимической и полимерной индустрии РФ за время санкций можно будет оценить только во II квартале 2015 года, пока же рынок движется по инерции прошлых периодов.

Как, по-вашему, сегодня настроены зарубежные бизнес-партнеры в плане продолжения работы с Россией?

Европейские компании обязаны соблюдать санкционный режим, других вариантов у них нет. Санкции принимают и отменяют политики, а бизнесу приходится нести убытки. В частности немецкая сторона в полный голос заявляет об отрицательном влиянии санкций на свои обороты и говорит о рисках, возникающих в этой сфере. Главы крупных немецких концернов пытаются повлиять на политику, проводимую германским правительством в отношении России, но и их возможности не безграничны.

Каковы шансы на развитие у полимерной индустрии, если текущая ситуация затянется?

Боюсь, мы движемся по траектории снижения импорта. По полимерам данный показатель к 2015 году достигнет порядка 40%, что будетсвидетельствовать о сокращении внутреннего рынка качественной продукции. Российская полимерная индустрия может выжить в условиях санкций со стороны США. Но в условиях западно-европейских санкций она (индустрия) эффективно развиваться не сможет ввиду взаимной импортозависимости по финансированию проектов, оборудованию, сырью и отчасти по рынкам. Поэтому все дипломатические усилия надо направить на снятие противоречий и возврат нормальных торговых отношений с Западной Европой, и в первую очередь с Германией.

Какой будет динамика отказа от работы с российским рынком, скажем на 50%?

Никто из присутствующих на российском рынке иностранных компаний этого не хочет, но вопрос не в конкретных цифрах – мы говорим о тренде. Нельзя было доводить до конкретных мероприятий по отказу от российских поставок. Но сегодня разрыв экономических связей с Россией зашел уже очень далеко. Я совершенно точно знаю, что многие западные корпорации уже начали менять свои бизнес-планы. Оборудование для переработки, добавки и присадки, которые были предназначены для России, сегодня переориентируются на другие рынки. Для этого приходится менять бизнес-планы - вплоть до того, что снижается цена, только бы не торговать с Россией. Это плохой знак.

В этой войне участвуют только крупные корпорации? Или средний бизнес тоже попадет под удар?

Проблема финансирования будет острой не только для проектов национального масштаба, пострадает и частный малый, и средний бизнес. В 2015 году ставки по кредитам вырастут до 18-20% годовых. Поскольку западный рынок финансирования закрыт, у отечественных банков появляется некая форма монополизма. Даже если поставить ставку в 22%, у людей не будет выхода, кроме как брать кредиты в наших банках. С такими процентами можно сразу забыть о любом инвестиционном проекте.

Больше всего меня волнует то, что мы отрезаем себе пути развития. Вплоть до 2018 года я не вижу возможностей для роста перерабатывающей промышленности теми темпами, которые необходимы для развития страны. Мы теряем наше будущее, мы потеряем минимум три или четыре года. Ни один бизнесмен не хотел бы этого.

Если продолжить разговор о крупных игроках на сырьевом и полимерном рынке, есть ли у них возможность и желание развивать сектор переработки полимеров как рынок потребления своей продукции?

В России есть несколько крупных игроков, которые стараются уделять внимание переработке – это «Нижнекамскнефтехим», «Сибур». Но имея в своей структуре перерабатывающие предприятия, они не торопятся идти дальше. Буквально на днях задавался вопрос одному из этих игроков, не собирается ли он создавать интегрированный комплекс по производству упаковки. Ответ был отрицательным. Слишком разные бизнес-процессы у крупных вертикально-интегрированных холдингов и переработчиков полимеров. Да и в мировой практике почти неизвестны случаи, когда компания, выпускающая полимеры, глубоко интегрирована дальше по цепочке создания стоимости. Задача производителей пластиков – обеспечить необходимые конкурентоспособные сырьевые ресурсы. Таким образом, создается эффективный экономический стимул для инвестиций в соответствующие сегменты спроса. Но это не значит, что компании-производители полимеров должны инвестировать и создавать собственные мощности по переработке полимеров. Сырьевики считают, что это не самый эффективный путь. И здесь я с ними полностью согласен.

Где тогда переработчикам искать опору? Ведь перед ними стоит задача импортозамещения. Получается, вновь нужно взывать к помощи государства?

Я считаю, что с темой импортозамещения в принципе далеко не все так однозначно. Более того, я уверен, что несистематизированное импортозамещение может нанести вред российскому рынку. Я уже много раз говорил, что нет смысла производить на локальном рынке товар, когда аналогичный, но более дешевый и качественный, можно приобрести на внешних рынках. Это может привести к долгосрочным неэффективным инвестициям, удорожанию и дисбалансу в торговых отношениях с другими странами. К тому же, надо всегда думать, что будет после снятия санкций, даже в долгосрочной перспективе - что будет с этими импортозамещающими проектами?!

Курс рубля сильно снизился за последние дни. Больше всего проиграло население. А для полимерного сектора, для экспортеров – это положительный фактор?

От резкого скачка курса никому хорошо не бывает. Выгода от девальвации рубля – сиюминутная. Цена на производимую продукцию в России базируется на стоимости импортируемого аналога, а это означает, что цена на сырье для переработчиков будет сильно завышена, что в свою очередь приведет к автоматическому удорожанию по всей цепочке вплоть до потребителей. Последствия можете представить себе сами.

То есть можно ждать подобия кризиса 2008-2009 годов на строительном рынке c банкротствами поставщиков полимерной продукции для строительства?

Приведу пример: поставщики кабельной продукции начинают работать по схеме четырехдневной недели и с еще более мрачными прогнозами на 2015 год по сокращению персонала, а кто-то уже сегодня остановил работу. Поэтому нельзя сравнивать нынешнюю ситуацию с 2008 годом по простой причине – тогда кризис был общемировым, и мир выходил из него сообща. России помогали мировые финансовые институты, в свою очередь и Россия помогала мировым финансовым институтам, а сегодня они играют против нас. Поэтому я думаю, что последствия нынешнего кризиса будут на порядок хуже, чем в 2009 году.

Источник: rcc.ru