Фарес Кильзие: Если у правительства ничего не получается – пусть освобождает место

29 декабря 2014

Глава компании Creon Energy Фарес Кильзие — о российской экономике и антикризисных мерах

Российский рынок полимеров всегда был глубоко интегрирован в мировую экономику. Он зависит и от поставок импортного оборудования, и от поставок сырья из-за рубежа. Как он отреагировал на нынешний кризис?

— Кризис является результатом конфронтации, о которой мы говорили с вами в апреле сего года (см. "Деньги" от 07.04.2014). Он коснулся всей российской экономики, и в данный момент мы пожинаем его плоды: шокирующие курсовые колебания повлияли уже на каждого предпринимателя, вне зависимости от масштабов бизнеса и степени интеграции в мировую экономику. Но заметьте, что государство сейчас обращает внимание только на госкорпорации, крупные банки, энергетические компании. Может быть, на них хватит денег. Полимерный бизнес ничего не получит из тех средств, что направляются на оздоровление экономики — ни напрямую, ни косвенно.

Заметьте также, что в России нет госкорпораций по производству или переработке полимеров. За последние 14 лет именно частный бизнес поднял этот рынок. Ни в СМИ, ни в заявлениях правительства ни разу не были озвучены конкретные меры по поддержке частного полимерного бизнеса. Сигналов поступает много, но бизнес — это реальные действия, мы не можем жить посланиями, нужны реальные меры. Причем эти меры не могут быть обещаны через два или четыре года, они должны реализовываться немедленно.

А какие меры могли бы сейчас помочь частному полимерному бизнесу? Кредиты от госбанков?

— Как я уже сказал, средства госбанков вряд ли дойдут до полимерного бизнеса. У самих госбанков — большие корпоративные долги. Государство будет выделять им средства, чтобы банки могли рассчитываться со своими иностранными контрагентами. Рассчитавшись с долгами, отечественные банки не смогут получить долгосрочное рефинансирование от международных финансовых организаций. Это означает, что и государственные, и частные банки будут работать исключительно за счет вкладов населения. Мы уже видим, что госбанки резко поднимают ставки, привлекая депозиты. Если деньги на входе стоят дороже, то и на выходе ставки повысятся. Будет увеличение ставок по кредитам для бизнеса, спираль раскручивается отсюда. Меня не удивит, если в 2015 году установятся ставки в 30%, а то и 35% годовых по рублевым кредитам. Для любой индустрии такие ставки — это смертельно: никакого развития, а может быть, и банкротство.

В этой атмосфере и живет сегодня частный полимерный бизнес и строит соответствующие планы на 2015 год. Многие уже считают цену своей продукции в долларовом эквиваленте, исходя из того, что курс евро в следующем году будет равен 130 руб., доллара — 110. В любом случае цены на полимерную продукцию будут неподъемно высокими. У нас патологический дефицит на все полимерное сырье, мы зависим от поставок из-за рубежа, и даже отечественные производители сырья ориентируются на стоимость импорта, устанавливая свои цены.

Маховик будет раскручиваться дальше: высокие цены означают губительное падение спроса. Если произойдет резкое снижение потребления полимеров в России, это значит, что нет строительства, нет инфраструктурных проектов, и коллапс уже наступает в реальном секторе. Это будет сигналом бедствия. Причем, скорее всего, это будет не плавное снижение, а моментальное.

В некоторых странах падение курса национальной валюты иногда оздоровляет экономику. Для России это оказалось более чем губительно.

Какие меры могут оздоровить ситуацию? Некоторые предлагают снижать пошлины на импортируемое сырье, чтобы не допустить резкого повышения цен.

— Но тогда вы сильно ударите по таможенным сборам, которые являются одной из важнейших статей доходов РФ. Честно говоря, меня не удивит принятие каких-то не до конца просчитанных решений в любом вопросе. Мы видим, что подход к кризису не системный. Его сравнивают с кризисом 2009 года, а нынешний кризис совершенно иной. Тогда нам помогала мировая финансовая система, а сегодня она против нас. Ждать помощи из Азии не приходится. Альтернативные рынки как по импорту, так и по экспорту еще не отработаны. Нужно минимум десять лет, чтобы их освоить.

Касательно конкретных мер... Я не первый и не последний, кто уже много раз перечислял длинный список необходимых мероприятий. Но, к сожалению, за исключением администрации президента, их никто не слушает. И вместе с тем возможности представителей администрации по влиянию на исполнительную власть на местах сегодня ограничены. Поэтому все без толку.

А может быть, это станет толчком для российской промышленности, чтобы построить импортозамещающие производства?

— За последние 20 лет при наличии колоссальных финансовых возможностей мы имели все шансы построить в России мощную полимерную отрасль, но так этого и не сделали. Теперь будем догонять в условиях изоляции и оттока инвестиций? Никто мне не докажет, что это возможно. Для такого рывка понадобится минимум 15, а то и 20 лет. Делу не поможет даже строительство какого-то мощного производства, какой-нибудь новый суперпроект. Производство полимеров — это многокомпонентный процесс, который не зависит только от наличия сырья. Нужны отвердители, катализаторы, различные марки сырья. Если у вас есть два компонента, а третьего нет, это сводит все усилия к нулю. Ведь мы в России не производим даже катализаторов для производства простейшего полиэтилена, его привозят с того же завода, который изготавливает оборудование.

Даже в нынешних условиях некоторые производители полимеров заявляют о планах инвестиций. Как вы оцениваете ситуацию со строительством новых промышленных объектов?

— Строительство и инвестпрограммы сегодня сокращаются не потому, что они не востребованы, а потому, что банки их не финансируют. Отныне надо исходить из того, что российские банки ушли в долгосрочную кому в связи с возвращением неопределенности на рынок. Они открыто заявляют об этом своим давним клиентам, и примеров тому множество. Банки сокращают кредитные портфели и финансируют лишь те структуры, в надежности которых уверены на 200%. Не поверите, но даже "Газпром" сегодня находится в группе риска. Даже для очень надежных банковских клиентов норму участия собственного капитала в проектах увеличили до 30-40%. Теперь скажите мне, у кого есть сегодня 40% собственного капитала? Лишь у единиц! Оставшиеся компании будут без сомнения банкротиться.

Даже при самых благоприятных условиях, в лучшие годы развития России мало кто думал о крупномасштабных инвестициях в нефтегазохимическое производство. Наверное, в 2015-2019 годах будут реализованы два-три инвестиционных проекта, но это не поможет отрасли глобально.

Нынешний жестокий кризис застал полимерную индустрию если не в детском возрасте, то в подростковом. Просматривались предпосылки для хорошего роста, развития — и вдруг неожиданный обрыв.

Но кризис — это обычно и новый шанс для развития. Понижаются рублевые издержки на рабочую силу, логистику. Может быть, это повод для вывода продукции на зарубежные рынки?

— Во-первых, кто вам это сказал? Начиная с января 2015 года все указывает на резкое удорожание всех товаров, необходимых в реальном производстве. Включая даже такие продукты, как цемент, щебень, битум, лакокраска и т. д. И уверяю вас, цены будут премиальные. И второе — кто нас там ждет? Политически происходит ровно наоборот. Происходит разрыв доверия. Я не исключаю в связи с этим введение антидемпинговых пошлин на продукцию российского происхождения. Также до сих пор возможно расширение и углубление санкций и антисанкций. Тогда могут появиться меры по ограничению экспорта из России — как сырья, так и готовых изделий. Сегодня политическая ситуация ничего абсурдного не исключает. С этим надо жить, и об этом надо всегда помнить. А для финансистов страновой риск — это первая строка в опроснике.

Производители сырья всегда были в выигрышном положении по отношению к переработчикам. Сейчас этот разрыв усугубится или сырьевики чувствуют себя не лучше?

— Монополизм и олигополия — это хронические проблемы всей российской экономики. Полимерная отрасль не исключение, оба эти компонента здесь очень ярко выражены. Об этом мы говорим на протяжении последних десяти лет и считаем, что с эскалацией кризисных явлений они будут только усиливаться. Из-за дефицита сырья его производители доминируют на рынке, диктуя свои условия переработчикам. Пока что они по-прежнему в выигрышном положении, но это временное явление. При ухудшении общеэкономических и геополитических показателей может появиться мегамонополизм в плане финансирования и технологий. Но производители сырья также в обозримом будущем окажутся в затруднительном положении. Если заграница не будет финансировать и покупать наше сырье, а российский рынок не сможет предложить финансирование и принять его в прежнем количестве, то у кого покупать и кому продавать?

Какую стратегию выживания вы бы посоветовали российскому переработчику полимеров?

— Проблема в том, что общая ситуация не зависит сегодня ни от производителей, ни от потребителей. Зависит она от кризис-менеджмента нашей исполнительной власти, которого мы сегодня, к сожалению, не видим в деле. Если правительство не может участвовать в спасении российской экономики, значит, надо освободить место для тех людей, которые справятся с этой сложнейшей задачей.

Выход из кризиса — это налаживание отношений с Европой, восстановление зарубежного финансирования?

— Уверяю вас, что налаживание прежних отношений займет не один год, а сейчас необходимы немедленные антикризисные меры на внутреннем рынке. Думаю, отныне никто не будет давать рецепты спасения экономики, все ключи в руках у действующего правительства. И наконец, повторюсь, если у него ничего не получается, пусть освободят место, в России всегда было много талантливых людей.

Источник: rcc.ru